Созависимые отношения: точки над i


Многие люди боятся созависимости. Мне регулярно поступают вопросы встревоженных читателей — а не созависимы ли они? И эту встревоженность легко понять. О созависимости пишут много, обычно пишут всякую . . .

Многие люди боятся созависимости. Мне регулярно поступают вопросы встревоженных читателей — а не созависимы ли они?

И эту встревоженность легко понять. О созависимости пишут много, обычно пишут всякую ерунду, поэтому очень легко потерять покой и сон.

Надо, надо ответить.

А был ли мальчик?

Начнём с главного. Само существование явления созависимости совершенно не доказано. Это умозрительное понятие, появившиеся в организации «Анонимные алкоголики».

История появления проста. В какой-то момент заметили, что некоторые алкоголики становится таковыми не сами по себе, а при участии некоторых (или всех) родных и близких. Более того, оказалось, что в некоторых случаях эти самые близкие активно помогают алкоголику оставаться алкоголиком.

Вот этих близких и стали называть созависимыми, т.е. теми, кто участвует в зависимости аддикта. Участвует деятельно — старается вылечить, контролирует, кладёт свою жизнь на алтарь победы над недугом.

При этом стали замечать, что созависимые люди вроде бы стараются не только вылечить зависимого, но и сохранить его болезнь. Вот это парадокс! Зачем же так странно себя вести?

А ничего удивительного — чем же заниматься, когда зависимый вылечится? Вот ему и не дают вылечиваться до конца.

В последствии этот термин популяризировали Джанет Войтитц (книга «Взрослые дети алгоколиков», 1983), Робин Норвуд («Женщины, которые любят слишком сильно», 1985) и Мелоди Битти («Хватит созависимости!», 1986). Собственно, во многом благодаря их усилиям о созависимости заговорили как о серьёзной проблеме.

Но вот беда — серьёзных научных исследований на эту тему нет. Более того, указанные выше книги много критиковали — в том числе и за смелые обобщения, взятые не из исследований, а из клинической практики, которая является весьма ненадёжным источником.

Я подчеркну — практика является весьма ненадёжным источником. Почему так?

Потому что человек существо несовершенное и наше восприятие далеко от идеала. Мы, например, очень любим придумывать себе концепцию и подгонять факты под неё. А неудобные факты — не замечать. Плюс мы ещё любим подгонять людей под придуманную концепцию, что особенно легко для человека, который занимается лечением (а отсюда и до ятрогении, то есть ухудшения состояния пациента из-за действий врача, всего два шага).

Именно из-за такого несовершенства человека и были разработаны научные методы — чтобы минимизировать влияние человеческого несовершенства на исследования.

К сожалению, в современной практической психологии (и тем более психотерапии) сохранилась уйма терминов, которые обоснованы в лучшем случае уверенностью их авторов (например, «супер-эго» или «проекция»). При этом есть множество феноменов, которые обоснованы научно (вроде «когнитивного диссонанса» или «фундаментальной ошибки атрибуции»), но их используют значительно меньше.

Созависимость, повторюсь, тоже обоснована слабо — я вот не смог найти научных исследований этого феномена.

Поэтому, говоря о созависимости, мы всегда так или иначе спекулируем на красивом термине, который подкреплён только наблюдениями и различными когнитивными искажениями, но не строгими научными исследованиями.

А поскольку термин и сам феномен определён слабо, люди напихивают туда всякого своего, чем создают себе проблемы на пустом месте.

Проблемы, без которых можно было бы обойтись

Услышав о созависимости, люди часто пугаются и начинают примерять её на себя. И, как это обычно бывает, находят у себя все признаки.

Например, многие почему-то думают (видимо, понимая термин буквально), что созависимые отношения — это такие отношения, где люди друг от друга зависят в эмоциональном плане (другими словами, прикипели и не могут друг без друга ни секунды). Это, разумеется, не так.

Отношения уже по одному своему определению содержат элемент взаимной зависимости. Друзья зависят друг от друга в эмоциональном плане, супруги, братья-сёстры (в научном обиходе — сиблинги). Да, даже человек и его собака — и те зависят друг от друга в эмоциональном плане.

Другие переживают, что у них созависимость, только потому, что в их отношениях много ярких эмоций. Сегодня миримся, завтра ссоримся, послезавтра снова миримся — в общем, «с тобой плохо, без тебя ещё хуже». Спешу успокоить — это отношения двух людей, которые очень нравятся друг другу, но которые совершенно не умеют уживаться друг с другом. С другими, может, и умеют, а вот друг с другом — нет.

Спешу порадовать — здесь, как и во многих других случаях, нет никакой обречённости. Можно приложить известные усилия — и научиться-таки уживаться. Было бы желание и время. Тем более, что ресурсов хватает — весь мой сайт о том, как создавать счастливые отношения.

Когда действительно нужно встревожиться

Я рекомендую не пользоваться термином «созависимость», а смотреть на конкретные проявления. Беспокоиться нужно, если:

Вы постоянно переживаете чувство вины в отношениях с человеком («Это из-за меня он такой», «Это я не доглядел», «Если я уйду, я буду виноват в его смерти», «Я никак не могу придумать, как помочь» и т. п.).
2. Вам постоянно стыдно («Раз я не могу помочь, значит, что-то со мной не так», «У других получается, а у меня нет», «Я плохой муж»).

3. Вам постоянно страшно. («А что, если он без меня умрёт?», «А как я буду жить без него?», «А если остальные будут меня осуждать за уход?»).

4. Вы пытаетесь человека спасти или вылечить («Это мой крест», «Я обязана его спасти», «Только благодаря мне он ещё держится»).

5. При этом вы мало внимания уделяете своей жизни («У меня нет на себя времени», «Я всё время с ней», «Я везде должна ходить за ним, иначе он сорвётся»).

Вот если вы у себя такое отмечаете — пора задуматься о своей жизни. Всё ли в ней хорошо?

Что можно исправить?

Для людей, которых обозвали созависимыми, есть несколько направлений работы. Одно из самых удачных, на мой вкус, сходно с двенадцатью шагами, по аналогии с анонимными алкоголиками (см. Москаленко В.Д. «Созависимость: характеристики и практика преодоления», очень хорошо и подробно).

Вся работа направлена на пункты, обозначенные выше, — чтобы люди не чувствовали вину, не стремились контролировать другого, занимались своей жизнью.

Полезно знать — перечисленные выше проявления (вина, стыд и прочие) являются лишь верхушкой айсберга. Под ними лежат различные представления, которые и порождают такие переживания и действия (вместе они называются когнитивными схемами, см. «Когнитивные схемы: хозяева нашей головы»).

Например, женщина думает, что она отвечает за любое поведение мужа. Разумеется, в его алкоголизме она увидит свою вину и будет всячески её исправлять. Бывают, конечно же, и другие когнитивные схемы — их великое множество. Объединяет их лишь одно — они успешно портят жизнь своим «носителям».

Обращаю ваше внимание — вполне можно обходиться без громких и непонятных терминов. Зачем говорить о созависимости, если проблема в представлениях женщины о правильном поведении? Работать надо именно с представлениями, потому что проблема в них.

Как работать с представлениями? Это большая тема, заслуживающая обширных текстов, поэтому кратко — нужно осмыслять свои представления на предмет их разумности и реалистичности. Например, женщине из примера выше имеет смысл призадуматься — а с чего она взяла, что именно она отвечает за любое поведение мужа? Где она подписывала договор по взваливанию на себя такой ответственности? Разумно ли это — отвечать за всё поведение взрослого человека? И всё в таком же духе.

Работа эта не простая, обычно нужна помощь психолога, но если приложить усилия, можно справиться и самостоятельно. Было бы желание и настойчивость.

И напоследок — просто для справки. Часто, говоря о созависимых людях, на самом деле говорят о людях с зависимым расстройством личности (dependent personality disorder, согласно DSM-IV). Человек с таким расстройством обычно чувствует себя очень уязвимым, твёрдо верит, что ему нужна забота и защита со стороны окружающих. В результате такого такой человек покорен (даже чрезмерно покорен, я бы сказал), привязчив (чрезмерно привязчив), боится разлуки/расставания (чрезмерно боится). Такое личностное расстройство встречается, но к созависимости всё-таки отношения не имеет.

Итого. Созависимостью в наших краях (и не только в наших) называют сразу несколько форм поведения. Изначально же созависимостью называли парные отношения, в которых у одного человека есть зависимость (например, химическая), а второй человек пытается первого спасти, губя при этом свою жизнь. Сам этот феномен не доказан научно, но используется в клинической практике по старой недоброй традиции. Если вы вдруг решили, что вы созависимы, есть направления работы, которые могут помочь вам уменьшить такое своё поведение. Кое-что здесь можно сделать самостоятельно, с помощью психолога будет попроще.

Автор: Виолетта Виноградова


Оставьте комментарий: